Взятие Анапы Черноморской эскадрой (часть 5)

По завладении крепостью, в руки победителей досталось: разного калибра медных пушек 86 8, чугунных 12 9, ядер чугунных 3985, мраморных 410, бомб 1091, картечь в бумажных корпусах с рубленою дробью 302, книпелей 800, двухпудовых боченков пороху 224 10, свинцовых листов с мечетей 562, крепостные ворота и две мраморные доски с надписью о построении крепости 11; да под берегом взяты два купеческие судна 12 и скампавея, на которых захвачены 1 турок и 9 греков - турецких подданных. Поспешность, с какою неприятель оставил крепость, видна из того, что из 300 топчей и 4000 жителей в крепости захвачено только 16  греков - турецких подданных, 4 турчанки и 2 некрасовца; прочие ушли в горы, а частию сгорели или убиты: последних найдено более 100 человек. С нашей стороны убито: 4-го морского полка прапорщик Иелявский, рядовых с барабанщиком 5, пионер 1; легко ранено: 2 унтер-офицера и 9 рядовых.

30-го числа, на рассвете, при тихом южном ветре, бриг «Диана» отправился с главным командиром Черноморского флота к городу Феодосии. С половины 8-го до 10-ти часов утра корабли: «Ратный», «Ягудиил», «Исидор», фрегаты: «Поспешный» и «Златоуст» и бриг «Елисавета», снявшись с якоря, удалились от берега к югу и легли на якорь на глубине 10-ти сажен. За час до полудня с Анапской крепости салютовано девятью и с флагманского корабля ответствовано столькими же пушечными выстрелами. Между тем от пленных получено сведение, что Анапский паша находится в местечке Бакчи-чук, лежащем в 12-ти верстах на юг от Анапы, где остановилось трехмачтовое турецкое судно, шедшее из Константинополя с казною и военными припасами для крепости, и что на этом судне паша намерен отправиться в Константинополь. Вследствие таких известий, командующий эскадрою поручил капитан-лейтенанту Подгаецкому овладеть этим судном.

Мая 1-го числа, в 9-м часу утра, пришли под Анапу из Еникольского пролива 9 запорожских лодок; а во втором часу пополудни пришел с моря отстававший от эскадры фрегат «Назарет». О причине, понудившей его отстать от эскадры, капитан-лейтенант Перхуров в рапорте своем контр-адмиралу донес, что во время сильного ветра, бывшего 22-го числа, на фрегате изорвало все марсели, и хотя употреблены были чрезвычайные усилия привязать другия и догнать эскадру, но наставшее потом маловетрие и противное течение представили неопреодолимые препятствия.

Около полудня 2-го числа, на усиление бывшего в крепости десанта против частых набегов черкес и в пособие пионерной команде, занимавшейся разрушением городских укреплений, отправлены из Бриммерова батальона обер-офицеры с мушкетерами. Около этого же времени пришли с моря фрегат «Воин» и бриги «Диана» и «Елисавета». Командир первого рапортом донес командующему эскадрою, что, отправясь по данному повелению к местечку Бакчи-чук для овладения турецким судном, он вчерашнего числа после полудня усмотрел это судно, стоявшее на якоре у другого местечка, Шапчи-чук, но по причине наступившего тумана и совершенного безветрия не мог подойти к нему; а сегодня на рассвете увидел его уже под парусами, конечно, для ухода. Когда же бывшие на нем приметили невозможность уйти от фрегата, то приблизившись к Суджукской отмели, спустили гребные суда и под белым флагом съехали на берег, зажегши оставленное судно. А как на берегу было великое множество вооруженных людей, то он, не желая без нужды подвергать опасности свои гребные суда, счел бесполезным посылать их для преследования скрывшихся за мыс неприятелей и возвратился для соединения с эскадрою. По захождении солнца, бриг «Елисавета» послан в крейсерство.

3-го числа, в 6-м и 10-м часу, с канонерских лодок, стоявших у берега, была произведена пальба из пушек ядрами по конным черкесам, приближавшимся к крепости.